2017 - год профсоюзной информации!

С первых дней войны....

Великая Отечественная война грянула буквально на глазах у Льва Владимировича Ястребцева. В июне 1941 года он, солдат срочной службы, находился в местечке Новые Дворы на границе с Польшей, оккупированной в то время фашистской Германией.

 

 

А начались его военные будни годом раньше – как и все советские юноши в 19 лет Лев Ястребцев ушел в армию. Место службы ему досталось неспокойное: жители приграничных районов почти в открытую обсуждали предстоящую войну с немцами. И днем и ночью мимо его части шли колонны танков – мы стягивали к границе военную силу. Были еще перебежчики из Германии – немецкие коммунисты, которые хотели предупредить Сталина о планах Гитлера.

 

- Конечно, мы все это видели, - говорит Лев Владимирович, - Но никто из нас до последнего не верил, что война возможна. Все-таки у нас с Германией был заключен пакт о ненападении. Но главное, сам товарищ Сталин назвал слухи о войне провокацией – как же мы могли сомневаться!

 

И вот 22 июня Германия начала наступление по всей границе с Советским Союзом. Бомбили все приграничные территории. Лишь невероятное везение помогло тогда Льву Яковлевичу выжить. Накануне его послали на курсы стрелков-радистов, которые базировались в поместье бывшего польского дворянина Потоцкого. «Смотрим мы, - смеется Лев Владимирович, - и не понимаем. Немцы летают так низко, что чуть в окна к нам не заглядывают. И не бомбят. Думаем – что такое? А позже узнали, что Гитлер отдал распоряжение не бомбить замки Потоцкого».

 

Началась одна из самых тяжелых страниц истории войны – под вероломным натиском фашистов наши войска отступали. Двигались по Минскому шоссе, которые фашисты беспрерывно бомбили осколочными снарядами. На его глазах полыхал прекрасный цветущий Минск. А под городом Лида Льва Владимировича контузило, и он на 2 недели попал в военный госпиталь. Немец все шел по нашей стране. Лев Владимирович сражался под Смоленском, участвовал в обороне Москвы. Это были тяжелые дни.

 

- Воевать приходилось в сорокаградусный мороз, лежа на снегу в рваной одежде и обуви, - вспоминает он, - В перерывах между боями разжигали бензином костры, спали на снегу в лесах. Часто оставались голодными, так как самолеты, тяжелые бомбардировщики с провизией были очень заметны и немцы их сбивали. Но единственное, чего мы тогда боялись – это попасть в плен, поэтому держались изо всех сил.

 

Потом были бои под Брянском, Белгородом, на Волге… Неоднократно попадал в окружение, но всегда находились местные жители, которые по болотам, рискуя быть расстрелянными фашистами, выводили наших солдат. Закончил войну он уже в Польше.

 

А затем началась мирная жизнь. Лев Владимирович окончил юридический, работал адвокатом, затем в профсоюзной системе… Женился, родились дети, внуки… И все они знают о подвигах своего деда, помнят их и ценят. «Спасибо деду за Победу!»